Лекцию об СССР в отражении советского кинематографа прочитали в библиотеке Островского

Лекцию об СССР в отражении советского кинематографа прочитали в библиотеке Островского

Об оттепели, не сменившейся весной, о советском благосостоянии и приспособившихся «шестидесятниках» рассказал лекторий «Ликей»

В актовом зале библиотеки имени Островского прошла очередная лекция проекта «Ликей». В этот раз лекцию читали на тему «От “шестидесятников” до панков». Речь шла об СССР в отражении советского кинематографа. Прочел лекцию историк из Санкт-Петербурга Вадим Наследов.

Реклама

Начал лектор с «шестнидесятников» и их кино-манифеста «Застава Ильича» (первое название — «Мне двадцать лет»). Это поколение формировалось в послевоенные годы, под влиянием 20-го съезда партии, осудившего культ личности Сталина и последовавшей политической «оттепели».

— Это было время торжества юности и товарищества. Веры в себя и в счастливое будущее страны. Киногероям этого периода не больше 30 лет и все они правдорубы, романтики, мечтатели, — сказал лектор.

Бунт молодежи

Но в это же время случается мировоззренческий кризис. Публичные разговоры о репрессиях не привели к пересмотру взглядов, хотя и заставили интеллигенцию рефлексировать. Но говорить на эту тему было также сложно, как и фронтовикам о войне. И когда в 1962 году в журнале «Новый мир» вышел рассказ Александра Солженицына «Один день Ивана Денисовича», то вскоре автор стал получать мешки писем от людей, писавших ему о своем опыте, потому что оказалось, что с незнакомым человеком говорить об этом проще.

— Большинство «шестидесятников» разочаровались в Сталине, но верили Ленину и в революцию. На этой волне в 1967 году появляются «Неуловимые Мстители», вернулся на экраны «Чапаев», снятый в 1934-ом. Но так как эстетика времени уже другая, то появляются и анекдоты, — рассказал Вадим Наследов.

Яркий фильм времени — «Карнавальная ночь» 1956 года. В нём эстетика еще сталинского времени, но в комедийной форме показан бунт молодежи против засилья бюрократии, в лице директора Огурцова. И если основной герой 20-ых это — революционер, 30-ых — летчик или строитель, 40-ых — военный, солдат, то 50-60 годы приносят в качестве героев ученых и учителей. Об этом говорит фильм «Доживем до понедельника» и много других.

Заморозка «оттепели»

Но «оттепель» не стала весной, а сменилась застоем. Надежды молодых угасли с вводом в 1968 году советских войск в Чехословакию, против демократической Пражской весны.  С началом уголовного процесса над писателями Андреем Синявским и Юлием Даниэлем, осужденными за литературную деятельность. Была расформирована и либеральная редколлегия журнала «Новый мир». Все это ознаменовало наступление периода глухого застоя.

— После советских танков, раздавивших Пражскую весну, верить, как и прежде, в социализм с человеческим лицом было не просто невозможно, но и нелепо и стыдно. Тогда в стране появляется походная субкультура людей, бросающих вызов природе и обретающих в этом самоуважение. От государства люди уходили в горы, формировали свои традиции, например, песни под гитару у дружеского костра. Появляются такие фильмы, как «Вертикаль», — сказал лектор.

Растет благосостояние советских людей!

В 70-ые с экранов постепенно исчезают целостные личности, становится больше героев, переживающих душевный кризис, инфантильных мужчин. Женщин, делающих карьеру, таких как Катерина в фильме «Москва слезам не верит». Яркие примеры — товарищ Новосельцев и директор Калугина из «Служебного романа». Граждане всё больше вспоминают о хорошем прошлом, а не думают о светлом будущем, что показано в герое фильма «Афоня», снятого в 1975 году. Появляется тоска по уходящему миру русской деревни.

— Но постепенно растет и благосостояние советских людей, получающих свое жилье и приобретающих автомобили. Складывается советское общество потребления. Это находит отражение в кинематографе, начиная с «Берегись автомобиля», где стремление к накопительству показано еще больше с отрицательной стороны, и, продолжая «Иронией судьбы или с легким паром» и фильмом «Гараж», герои которого пережили в итоге некое перерождение, превратившись из безликой массы в личностей с биографией и убеждениями, — рассказал Вадим Наследов.

Отцы и дети, опять

В 80-ые сорокалетних героев опять сменяет молодежь. Здесь сталкиваются мировоззрения приспособившихся к действительности «отцов» и сохраняющих искренность «детей». «Отцы» обвиняют «детей» в цинизме, а те — «отцов» в лицемерии.

Как подчеркнул лектор, в «отцах» можно увидеть тех самых разочаровавшихся «шестидесятников». Яркий пример — фильм Карена Шахназарова «Курьер».

Вроде все правильно…

Лекция собрала довольно много слушателей, в том числе и тех, кто «родом из СССР». Лектор осознавал, что не все сказанное им понравилось аудитории, поэтому призвал ее к дискуссии. Приведем некоторые высказывания:

— Двойственное впечатление. С одной стороны, вроде все правильно сказано. С другой, все направлено на то, чтобы создать впечатление, что разрушение СССР, смена строя это — естественный процесс. А ведь его уничтожили. Может, были при Советах и преступления, я не отрицаю, но страна развивалась, росла экономическая мощь, мы были второй державой мира. Люди были уверены в будущем, а сейчас что происходит?

— Спасибо за хорошую тему, все, что вы говорили, мы знаем. Но сейчас другая реальность. И пришло время переосмыслить советский период, отказавшись от черно-белого восприятия. Нам нужен новый взгляд.

Но разве это правильно?

Нашлись и слушатели, пытающиеся говорить некорректно, вне рамок цивилизованной дискуссии, употреблявшие по отношению к героям лекции такие слова, как «власовец», «гнида», «мразь». Сам лектор подчеркнул, что рассказывал о советском времени с любовью и сочувствием, сопереживая ему, пытаясь его понять.

— Хотя сам я не принадлежу ни к одному из названных поколений, это и моя история тоже, это все, то из чего я вырос, — сказал Вадим Наследов.





Реклама

Что будем искать? Например,Человек

Мы в социальных сетях