О мэре Микичуре, о Комсомольске как депрессивном форпосте и противоречиях коммунизма рассказала газета «Предприниматель» за 1996 год

О мэре Микичуре, о Комсомольске как депрессивном форпосте и противоречиях коммунизма рассказала газета «Предприниматель» за 1996 год

Не знаю случайно так получается или нет, но вслед за выборами президента России обычно идут выборы главы города. В 1996 году в Комсомольске это были первые выборы градоначальника. В 1991 году главой администрации был назначен Владимир Михалев, и далее 5 лет полноценного законодательства о местном самоуправлении не было.

В 96-ом одним из кандидатов в мэры стал Геннадий Микичура, работавший главой администрации Центрального района. У него была своя программа, а значит идеи: 

Реклама

— Для того чтобы обеспечить «основные социальные права» горожан, нужно изменить два направления в подходе к управлению городом: 1) необходимо изменить концепцию хозяйственного развития города 2) усилить механизм реализации только что принятого федерального закона о местном самоуправлении.

Продолжаем читать газету «Предприниматель» за 1996 год и попробуем разобраться в том, что же это значит.

О мэре Микичуре, о Комсомольске как депрессивном форпосте и противоречиях коммунизма рассказала газета «Предприниматель» за 1996 год

ДЕПРЕССИВНЫЙ ФОРПОСТ

Под первым пунктом Микичура подразумевал следующее: «добиться понимания на всех уровнях власти стратегической важности Комсомольска, как экономического и оборонного форпоста». У слова «форпост», кстати, несколько значений: военное укрепление, торговое место для обмена товарами, также называют незаконные израильские поселения на Западном берегу реки Иордан.

Что же дальше по Микичуре? В экстренном порядке разработать программу оказания помощи городу как депрессивному населенному пункту. Тут же предлагал общее совершенствование налоговой и бюджетной систем. Конечно, хотел льгот и освобождений от налогов. Замахнулся даже на перераспределение доли НДС в пользу городского бюджета. Сейчас налог на добавленную стоимость 100% идет в федеральный бюджет. Кстати, в 90-ых, согласно законодательству, в городах оставалось много больше налогов, чем сейчас. Но чиновникам все равно не хватало.

Ещё Микичура предлагал вовлекать в предпринимательство незащищенные слои населения, включая офицеров запаса армии и МВД. А также создать в городе и районе свободную экономическую зону, вроде нынешних ТОСЭР.  Такие зоны, кстати, предполагают не только налоговые, но и таможенные льготы.

ТАКОГО МЭРА УПУСТИЛИ!

Зацвел бы город при Микичуре? Не знаем, но, по крайней мере, он хотел, чтобы уходящие в армию комсомольчане служили только в Хабаровском крае, а студенты ездили на общественном транспорте бесплатно. Хотя проезд в автобусе в пересчете на современные деньги и так стоил немного — меньше 20 рублей.

Принимать горожан по личным вопросам планировал каждую пятницу и субботу. Проводить «круглые столы» по самым важным проблемам. Хотел создать в городе кукольный театр. Вынести принятие Устава города на широкое общественное обсуждение. Мечтал вернуть горожанам деньги, вложенные в НАКбанк и «Хопёр». Одним словом, если конкретика — то популизм, а так самые общие слова: «разработать», «укрепить», «усилить», «добиться».

Понятно, что Микичуру мэром не выбрали, и в 1997 году вместо того, чтобы пустить бесплатный трамвай для студентов, он переехал в Хабаровск на должность начальника ЖКХ. А далее кем только и где не был — заместителем губернатора Красноярского края, премьер-министром Адыгеи, советником губернатора Ставропольского края и так далее. Эх, такого мэра упустили!

Устав города, кстати, на общественное обсуждение не вынесли. Да и люди были заняты другим – продавали/покупали «Гербалайф».

О мэре Микичуре, о Комсомольске как депрессивном форпосте и противоречиях коммунизма рассказала газета «Предприниматель» за 1996 год

ПИТАНИЕ? ДА БОГ С НИМ!

Таким же образом, как и Владимир Михалев в 1991 году, на должность главы администрации края был назначен Виктор Ишаев, а в 1996-ом он был уже «и губернатор, и кандидат». В таком качестве и встречался с работниками здравоохранения в Драмтеатре.

Главврачи, доктора и медсестры переговаривались: «Ты чего сюда пришел, Романыч? Да, сказали, что “детские” будут выдавать…». Смех. За смехом скрывались долгие месяцы без зарплаты. Кандидат-губернатор пообещал, что выплаты будут в ближайшее время.

— Я разговаривал с больными, все в один голос говорят, что врачи в городе хорошие, условия в больницы — терпимые, питание… да, бог с ним! А вот положение с лекарствами и инструментами аховое. Задолженность фармации – 8,8 млрд. руб. Никто уже не говорит о каком-то дорогостоящем оборудовании. Нет скальпелей, антибиотиков, бинтов, шприцев. Я обязуюсь помочь в первую очередь Комсомольску-на-Амуре, — сказал Ишаев.

А в скором времени распрощался, сказав, что его ждут на следующей встрече. Приезжая в Амурск или Солнечный обещал ли кандидат-губернатор помочь именно им? Студентам, кстати, тоже пообещал. Не бесплатный, но льготный проезд. И насколько мы помним, слово сдержал.

О мэре Микичуре, о Комсомольске как депрессивном форпосте и противоречиях коммунизма рассказала газета «Предприниматель» за 1996 год

ВЫБРОШЕННЫЕ ПОСЁЛКИ

Хабаровский край большой. Практически «четыре Франции, семь Бельгий и Тибет». Корреспондент Евгений Какаров посетил поселки БАМовской ветки. Обнаружил, что в Хурмулях пыльно, потому что на благоустройство не выделяется ни копейки.

— С поселками происходит тоже, что и со всей страной: выбросили за борт, забыв узнать, умеют ли плавать, — писал журналист.

Поселок ДСЗ, или Домостроительный завод, выглядел как разрушенный Грозный.

— Трудно сказать, кто и с кем воевал в поселке, но ясно, что его жители проиграли.

Завод практически прекратил выпуск товаров. Они никому не нужны. А вот Горин, по мнению Какарова, хоть и не процветал, но и умирать не собирался.

— После ДСЗ, как глоток воды в пустыне. Что интересно, в магазинах мебель и стройматериалы местного производства.

Кондон встретил прессу стихами. На стенах школы красовались строки: «300 лет стоит Кондон родимый, расцветает, ширится, растет, вместе с ним цветет и наш любимый не великий трудовой народ». Но мест для труда в поселке можно было пересчитать по пальцам: школа, музей, администрация, медпункт. Зато удивительно чистый воздух.

Харпичан насмешил журналиста другой надписью, находящейся около приемной директора леспромхоза: «Мы придем к победе коммунистического труда». Строить коммунизм Харпичану помогала Япония, покупая лес. Результатов строительства при этом заметно не было, только следы запустения. Зато разъезжало много иномарок.

БЕСКЛАССОВЫЙ БЮРОКРАТ

7 ноября отмечали очередную годовщину революции, «когда люди, взяв в руки оружие, выступили за свои права, которые власть дать не могла». Может ли история повернуться вспять? Об этом журналист Вадим Галов разговаривал с первым секретарем горкома КПРФ Анатолием Дронченко.

— В стране происходит реставрация капитализма, по Марксу – контрреволюция, — говорил коммунист, считая при этом, что революционной ситуации в России нет.

Рабочие хотя и протестуют, но борются за трудовую копейку, а не за политические лозунги. Революционный подъем начнется тогда, когда жизнь станет совсем невыносимой.

— В советском обществе границы разделяющие классы несколько стерлись, и общество было практически бесклассовым, — считал Дронченко.

При этом он как-то забыл про могущественный класс бюрократов, который произвели Советы – партийную и государственную номенклатуру. Советские профсоюзы, по его мнению, также были – настоящей школой коммунизма. Не чета нынешним.

О мэре Микичуре, о Комсомольске как депрессивном форпосте и противоречиях коммунизма рассказала газета «Предприниматель» за 1996 год

ПРОТИВОРЕЧИЯ КОММУНИЗМА

Секретарь горкома признавал, что выборы объективно показали поддержку Ельцина и его политики. Считал, что на Дальнем Востоке недовольство властью может вырасти быстрее, так как здесь «очень низкий показатель уровня жизни».

— Но во что это выльется сказать очень трудно, дальневосточники всегда отличались своей законопослушностью и преданностью центральной власти, — противоречил Дронченко сам себе.

И добавлял:

— Наша партия не является сторонницей кровавых переворотов, изменить положение к лучшему можно и в рамках существующих демократических норм.

И опять-таки противоречие, потому как по Ленину, если в стране контрреволюция, то надо создавать ЧК и жестко ее подавлять. Но Дронченко, как и все коммунисты, видимо, был соткан из противоречий, потому что считал 7 ноября прежде всего государственным праздником, а не «чем-то революционным», забывая, как большевики мечтали если не распрощаться с госаппаратом, то значительно его ослабить.

И ОПЯТЬ — КСТАТИ

У кандидата-губернатора Ишаева был серьезный конкурент — коммунист Валентин Цой. На пресс-конференции с местной прессой он рассказал о коррумпированности высших руководителей Дальневосточного военного округа. Валентин Евгеньевич называл конкретные фамилии и опирался на факты. Тем временем в крае за полгода погибли 24 солдата, 14 умерли от болезней. Процент самоубийств в сравнении с прошлым годом вырос почти в 2 раза.

Цой сообщил журналистам, что в крае развернута компания по его дискредитации. На него писали фальшивые жалобы, фабриковали телефонные разговоры, в которых Цой якобы делился планами развала края. Писали, что его сын занимается рэкетом, но кандидат пояснил, что сын несколько лет как умер.

Был сын и у Виктора Ишаева, про которого тоже писали всякое. Но отец считал его нормальным парнем, который работает на производстве и имеет только один недостаток — не пьет и не курит.

Кстати, закон о борьбе с коррупцией в 1996 году еще не был принят, как закон по борьбе с организованной преступностью. О победе над преступностью не мечтал даже городской прокурор Владимир Пахомов.





Реклама

Что будем искать? Например,Человек

Мы в социальных сетях